You are here

Интервью Моисеева Е.И. порталу «Научная Россия»

Printer-friendly versionSend by email

Евгений Иванович, Вы окончили среднюю школу с подготовкой по программированию. Понятно, что, наверное, это была инициатива родителей. Как сформировался у Вас интерес к достаточно инновационной на тот момент сфере знаний?

Моя мама оканчивала Институт геодезии и картографии. Она часто рассказывала мне о том, что изучала. Вот, например, какую форму представляет земной шар? Это эллипсоид, сплюснутый с двух сторон. Этот факт в свое время вызывал у меня удивление. Насколько мощные небесные силы, насколько все взаимодействует между собой, и ведь это сказывается на нас! Думаю, этот интерес, который привили родители, вызвал у меня желание развиваться в этом направлении.

И поступать решили на физический факультет? Как проходили Ваши студенческие годы?

Здесь, безусловно, есть различия. Одно дело, когда взяли в школу с программированием, а другое — поступление на физический факультет. Это государственное учреждение, которое дает статус студента. А его не так просто получить. Надо было проявить себя, сдать вступительные экзамены. Конкурс был, когда поступал, 10 человек на место. Мне не хватило одного балла, поэтому я прошел на вечернее отделение. Студенческие годы были в основном в работе. Старался осваивать учебники, времени практически не оставалось, ведь я стремился изучать больше, чем нужно было на тот момент. Так что уже тогда знал, что буду заниматься наукой. Поступил в аспирантуру, защитил кандидатскую диссертацию, потом докторскую, потом был избран в Академию наук. В 1997 году в качестве члена-корреспондента, через шесть лет — академиком.

Почему в аспирантуру Вы пошли на факультет ВМК? Как проходила работа над диссертациями?

Академик Андрей Николаевич Тихонов создал новый факультет в 1970 году, под это дело было выделено большое число вакантных мест для преподавателей, студентов и аспирантов. Как раз свободное место я и занял.

В какой-то степени моя докторская диссертация уникальна. После написания дипломной работы мой руководитель Владимир Александрович Ильин говорил, что из-за высокого уровня исследования ее надо считать кандидатской диссертацией, не ниже. Но тогда все тормозилось сверху, поэтому такой возможности не было. Я, естественно, продвигался в работе, как было положено. Сначала дипломная как кандидатская, потом защитил кандидатскую, которую мой научный руководитель считал докторской. Работа была переплетена с механико-математическим факультетом. Была школа Советского и российского математика и механика, доктора физико-математических наук, профессора, действительного члена РАН, заведующей кафедрой дифференциальных уравнений механико-математического факультета МГУ Ольги Арсеньевны Олейник, чьи представители работали в этом направлении, но у них не получалось доказать. В моей диссертации доказать получилось, помню, они очень удивились. Мы с ними активно обсуждали работу. И она произвела огромное впечатление на механико-математический факультет.

В следующем году будет двадцать лет с тех пор, как Вы заняли пост декана факультета ВМК. Как изменились студенты за это время? Можно ли говорить о разнице студентов начала 2000-х годов и так называемым «поколением ЕГЭ»?

Различия между студентами есть. Но оценить их еще нельзя, так как прошло меньше времени. Хорошо, что появилась возможность у жителей разных регионов поступать в университет. Однако «поколение ЕГЭ» раньше по форме заучивало сведения и сдавало экзамен, а поколение до него училось более творчески, они подходили к программе более вдумчиво. Главное ведь не заучить информацию, а понимать развитие науки. Такие нововведения были непростыми: на факультете пришлось организовать дополнительные занятия первому курсу по элементарной математике, студенты не усваивали материал, не могли решать конкретные задачи. Сейчас эти курсы стали менее актуальными.

Как вызовы времени повлияли на изменение учебной программы? Появились ли новые кафедры, научные лаборатории? В октябре начала работу программа повышения квалификации «Технология Блокчейн», расскажите о ней подробнее, пожалуйста.

С развитием современных технологий развивается и факультет. За последние лет пять на факультете появились новые кафедры и лаборатории. Например, кафедра интеллектуальных информационных технологий, кафедра информационной безопасности, кафедра суперкомпьютеров и квантовой информатики. Начали работу лаборатория компьютерной графики и мультимедиа, лаборатория математических методов обработки изображений. Все они пользуются спросом у студентов. Самая молодая кафедра – кафедра интеллектуальных и информационных технологий. Ее возглавляет Игорь Валерьевич Машечкин. Она образовалась на основе лаборатории информационных технологий, которая на факультете работает достаточно давно. Кафедра занимается исследованием и разработкой технологий в области анализа данных, BigData, Data mining. Последнее – это добыча знаний, когда есть больше объемы сложно организованных данных, из которых нужно получить скрытую информацию. Эта тематика очень старая, появилась не сейчас. Настало время, когда мы посчитали, что усилия коллектива лаборатории могут сформировать новую кафедру.

Инициатором создания программы повышения квалификации «Технология Блокчейн» был факультет. Мы разработали курс, который дает знания специалистам других областей, например, юриспруденция или экономика. Курс направлен на то, чтобы посещающие могли понять, что действительно такое блокчейн. Мы им даем азы криптографии, рассказываем, как это работает, где может применяться, какие ограничения технологии существуют.

Как Вы оцениваете переход от пятилетнего специалитета на систему бакалавриат-магистратура?

Все-таки лучше, когда была единая система. Сейчас студентам приходится постоянно готовиться к экзаменам. Идея, может быть, и правильная, она была рассчитана, на то, что учащиеся, которые не выдерживают необходимый уровень, могли закончить университет с дипломом бакалавра. А мы вместо них, возможно, набрали бы студентов с высоким уровнем из других вузов. Однако опыт показал, что большого притока нет, большинство тех, кто заканчивает бакалавриат, поступают к нам в магистратуру, за небольшим исключением. Появились дополнительные экзамены. У студентов в конце обучения – государственный экзамен, защита ВКР, это нагрузка и для них, и для преподавателей. В университете уже многие факультеты переходят на программы шестилетнего специалитета, думаю, для нас это тоже достаточно актуально, может, мы перейдем на такую же схему.

Сейчас аспирантура стала третьей ступенью обучения. Как Вы к этому относитесь?

Лет десять назад у нас было около 70-80 аспирантов в год, которые учились три года, а потом еще год давался на написание диссертации. Исходя из этого, четыре года обучения — правильное решение. Но тех, кто доходил до защиты, было не так много, порядка 30-40 процентов. Были и те, кто учились три года, но не защищали диссертацию. После окончания аспирантуры они не получали никаких официальных документов, подтверждающих это. Сейчас проблема решена: аспирантам выдается документ государственного образца. Однако увеличение срока обучения часть людей и вовсе отпугивает от поступления. К тому же аспиранты сейчас слушают курсы лекций, сдают экзамены, а раньше занимались только научной работой и готовились к экзаменам кандидатского минимума. Вообще теперь получается, что срок вузовского обучения — 10 лет. Например, студенты практически перестали идти в аспирантуру по информационным технологиям, ведь это лучшие годы либо для работы, либо для исследований.

В этом году мы набрали 60 аспирантов, так что статистика практически не изменилась. Также мы впервые выпустили четырехлетних аспирантов. Закончили аспирантуру примерно 30 человек из 70 поступивших. Думаю, половина из них защитит диссертацию.

Студенты факультета ВМК в целом проявляют больший интерес к прикладным направлениям или к фундаментальной науке? Какие сферы для работы чаще всего выбирают выпускники?

У нас соотношение практически 50 на 50. Сказать, что все идут в практику, нельзя. Если же выпускники выбирают работу, чаще всего они идут в IT-компании, в финансовую и бизнес-аналитику, все аналитические департаменты банков, страховых компаний берут наших специалистов. Но остаются и инженерные прикладные дисциплины, они тоже востребованы, хотя аналитика, информационные технологии все-таки в большей степени. Но есть студенты и выпускники, которые остаются верны фундаментальной науке.

Источник: портал «Научная Россия»

Subscribe to Syndicate

Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 4.0 International